куплю черную икру

Долгое момент в российском обиходе красной икры не было совсем, напротив, вот черную ели всегда. Хотя, до девятнадцатого века она была быстрее простонародным лакомством, нежели деликатесом. Турист Вильям Кокс писал то что, при Екатерине II в петербургском Летнем саду на одном из праздников для простого люда "стол был завален любыми яствами? большие пирамиды из ломтей хлеба с икрой, вяленой осетриной, карпов и альтернативной рыбы украшались раками, луковицами, огурцами". Русские бояре, знавшие толк в гастрономии, черную икру, конечно, любили, но редкостью она не считалась. Более прочих тогда ценилась янтарная щучья икра - диковинная и весьма вкусная.

В конце XVIII века к князю Петру Багратиону на службу сделал признанный европейский кулинарный авторитет - француз Мари Антуан Карем, служивший некогда на Кубе, существовавший личным поваром банкира Ротшильда и даже трудившийся на кухне английского короля. В своем письме на родину король французских поваров всех времен в подробностях описывал качества русского быта и, конечно же, кухни. Кулинар отмечал всяческие яства из овощей, грибов, ягод, но повышенно - рыбные. Среди минувших он выделял осетровую икру, которой искренне восхищался. С воздушной руки француза окружение получил интернациональный термин - "кавиар": "Так в Астрахани именуют отменное яство из нутра осетрового". Знакомое нам по крышечкам стеклянных банок с икрой слово "caviar", на самом деле, обладает южнорусское возникновение, персонально, как и сам знаменитый деликатес. А вот продвижению на всемирной гастрономический Олимп российская икра в сильной мере обязана иноземным поварам, какие восхищенно разрекламировали ее по всей Европе.

Постоянные годы Россия держала природную монополию на производство и реализацию на всемирном рынке черной русской икры. Монополия рухнула уже после революции. Гражданская война и годы разрухи остановили поставки деликатеса из России в Европу. Однако "свято место пусто не бывает". Европа, познавшая русскую икру и полюбившая ее, нашла выход. В 20-е годы в Париже открылись пробные "икорные жилища" Petrossian икра черная Paris и Caviar Volga, сформированные армянами Налбандовым и Петросяном. Отсутствие российской икры они восполнили поставками из Ирана. Иран же, в свою череда, поспешно занял пустующую "русскую нишу" на икорном рынке, наладив производство осетровой икры. С тех пор у России показался серьезнейший конкурент, с которым доводится считаться и по этот день. Россия же вечно отвыкала, а затом вечно привыкала к тому, что черная икра - данное полноценнее национальное достояние.