купите черную икру где

Долгое момент в русском обиходе красной икры не было вовсе, а также вот черную ели всегда. Хотя, до девятнадцатого века она была быстрее простонародным лакомством, нежели деликатесом. Путешественник Вильям Кокс писал что, при Екатерине II в петербургском Летнем саду на одном из праздников для несложного люда "стол был завален любыми яствами? высокие пирамиды из ломтей хлеба с икрой, вяленой осетриной, карпов и альтернативной рыбы украшались раками, луковицами, огурцами". Российские бояре, знавшие толк в гастрономии, черную икру, конечно, любили, однако редкостью она не считалась. Более прочих тогда ценилась янтарная щучья икра - диковинная и весьма лакомая.

В конце XVIII века к князю Петру Багратиону на службу сделал признанный европейский кулинарный авторитет - француз Мари Антуан Карем, служивший некогда на Кубе, существовавший личным поваром банкира Ротшильда и даже трудившийся на кухне английского короля. В личном письме на родину король французских поваров всех времен в подробностях описывал качества российского быта и, конечно же, кухни. Кулинар отмечал разнообразные блюда из овощей, грибов, ягод, однако особо - рыбные. Среди минувших он выделял осетровую икру, какой неподдельно восхищался. С воздушной руки француза окружение получил интернациональный термин - "кавиар": "Так в Астрахани именуют отменное яство из нутра осетрового". Знакомое нам по крышечкам стеклянных банок с икрой слово "caviar", на самом деле, имеет южнорусское происхождение, лично, как и сам популярный деликатес. Напротив, вот продвижению на всемирный гастрономический Олимп российская икра в значительной мере обязана иноземным поварам, которые восторженно разрекламировали ее по всей Европе.

Долгие годы Россия держала природную монополию на производство и реализацию на мировом рынке черной русской икры. Монополия рухнула после революции. Гражданская война и годы разрухи остановили поставки деликатеса из России в Европу. Но "свято место пусто не бывает". Европа, познавшая российскую икру и полюбившая ее, нашла выход. В 20-е годы в Париже открылись пробные "икорные жилища" Petrossian Paris и Caviar икра белуги Volga, сформированные армянами Налбандовым и Петросяном. Дефицит российской икры они восполнили поставками из Ирана. Иран же, в свою очередь, поспешно занял пустующую "российскую нишу" на икорном рынке, наладив производство осетровой икры. С тех пор у России показался серьезнейший конкурент, с которым приходится считаться и по этот день. Россия же подольше отвыкала, а потом вечно привыкала к тому, то что черная икра - данное сегодняшнее национальное достояние.